Опасна ли ПАТЭС для Камчатки

Опасна ли ПАТЭС для Камчатки

Татьяна Дмитракова, Кирилл Маренин
«Российская газета» — Экономика Дальнего Востока

Когда на АЭС «Фукусима» случилась беда, на Камчатке с новой силой вспыхнула дискуссия о том, нужна ли региону атомная энергетика в виде ПАТЭС (плавучей атомной тепловой энергетической станции), которую планируют разместить в городе Вилючинск. Об этом корреспондент «РГ» побеседовал с проектировщиком ПАТЭС Виктором Иванюком.

Российская газета: Решение о размещении плавучей атомной станции на Камчатке принято окончательно и бесповоротно?

Виктор Иванюк: Официальный срок его принятия — конец 2012 года. Правда, окончательное решение остается за заказчиком, и его планы могут измениться.

РГ: Авария на «Фукусиме» дала лишний повод задуматься о безопасности мирного атома…

Иванюк: Проект ПАТЭС разработан с учетом карт сейсмического районирования. По расчетам, станция не пострадает при 10-балльном землетрясении и цунами. Высота цунами, которую мы предусмотрели, составляет 17 метров при входе в Авачинскую губу и 4,2 метра в месте расположения станции. Воздействие волн рассчитывалось математически и физически — в специальных бассейнах (была сделана модель бухты Крашенинникова в масштабе 1 к 100, где с помощью специальной установки моделировались волновые воздействия различной силы).

РГ: Допускается ли вероятность затопления ПАТЭС?

Иванюк: У судна такой риск всегда существует. Хотя это уже ситуация, выходящая за рамки проектирования атомной станции.

Как судно ПАТЭС подведомственна судовому атомному регистру. Она полностью соответствует его требованиям и по ледовому усилению корпуса, и по борьбе за живучесть. При затоплении любых двух смежных отсеков станция остается на плаву.

Первоначальные расчеты показали, что воздействие станции на окружающую среду ограничивается бортом судна. Но мы все-таки решили расширить санитарно-защитную зону, положенную АЭС. Сейчас это периметр станции, включая и береговую площадку. Кроме того, площадка оборудована автоматизированной системой контроля радиационной обстановки.

Санитарно-защитная зона рассчитывается с учетом всех выбросов в атмосферу. Кстати, если говорить о радиоактивных выбросах, то на угольных станциях они даже больше, чем на ПАТЭС, потому что в угле есть природные изотопы.

РГ: С какой периодичностью эта атомная станция должна проходить ремонт? Как будет осуществляться выгрузка отработанного топлива?

Иванюк: Выгрузка отработанного топлива из реактора происходит после трех лет работы. Затем загружается свежее. Станция имеет возможность заменить топливо, не покидая место расположения, четыре раза. Через 10–12 лет (в зависимости от использования мощности) ПАТЭС подлежит доковому ремонту. Ее отбуксируют на спецпредприятие, где выгрузят все отработанное топливо, которое хранится на борту. Пока станция находится на ремонте, ее будет заменять запасная ПАТЭС. Мы предполагаем, что в нашей стране такие станции будут базироваться в шести-семи точках и одна — находиться в резерве.

Сейчас в России три предприятия, которые могут производить подобные работы: в Мурманске, Северодвинске и Большом Камне. Большой Камень к Камчатке ближе. Мы его рассматриваем как наиболее перспективный пункт ремонта.

РГ: Реактор, который будет работать на ПАТЭС, тоже пилотный, как и сама станция?

Иванюк: Нет. Реакторы подобного типа стоят на всех атомных ледоколах и подводных лодках. С ними не было ни одного серьезного инцидента.

Аналогичная установка была на подлодке «Курск». Она не пострадала даже после взрыва на ее борту торпеды. Когда «Курск» транспортировали на базу, выяснилось, что реактор в нормальном состоянии. Его можно было снова запускать в работу.

РГ: Ряд специалистов считает, что плавучая атомная станция экономически невыгодна.

Иванюк: Невыгодно ставить такие станции под Москвой. Но мы и не собираемся это делать. Смысл ПАТЭС состоит в том, чтобы обеспечить достаточным количеством электроэнергии и тепла труднодоступные районы, куда сложно завозить органическое топливо, где нет возможности строить новые станции.

Для пилотной ПАТЭС выбран Вилючинск, где, в общем-то, нет энергетических проблем. Но свою роль в решении о месте размещения первой в стране ПАТЭС сыграл тот факт, что здесь находится база атомных подводных лодок. Во-первых, этот объект нуждается в энергетической безопасности. Во-вторых, здесь есть готовые специалисты, которые имеют опыт работы с атомными реакторами. Люди увольняются из ВМФ в трудоспособном возрасте. Почему бы им еще не поработать по знакомой специальности? Кроме того, в Вилючинске с учетом его специфики более позитивное отношение к атомной энергии.

РГ: На Камчатке общая генерация превышает 440 МВт, а используется чуть более половины. В прошлом году начался перевод ТЭЦ на газ. Не кажется ли вам, что атомная станция здесь явно лишняя?

Иванюк: Но надо еще учитывать степень износа оборудования на местных станциях. Он достаточно высок. Не думаю, что у «Камчатскэнерго» есть средства на строительство новых ТЭЦ. Через десять лет на полуострове могут возникнуть проблемы с энергоснабжением. Если Камчатский край планирует экономический рост, он должен думать на годы вперед. Развитие производства предполагает наличие резервных энергетических мощностей. Дороги и энергетика всегда должны строиться с опережением потребностей народного хозяйства.

Производительность станции действительно выше, чем необходимо для Вилючинска. Если примут решение о теплоснабжении не только городка подводников, но и микрорайона Рыбачий, то ПАТЭС будет выдавать порядка 150 Гкал/час тепловой мощности и до 27 МВт электрической энергии. Если потребность в тепле будет минимальной, то производсьвенные показатели будут соответственно 50 Гкал/час и до 70 МВт.

ПАТЭС, как и другие станции края, подключится к сетям «Камчатскэнерго», и диспетчерская служба в зависимости от условий договора будет давать указания о нагрузках. Камчатские энергетики должны быть заинтересованы в том, чтобы иметь в резерве такой маневровый источник энергии на случай ремонтных или аварийных работ.

РГ: Правда ли, что другие страны отказались от подобных проектов еще в 1970-х годах?

Иванюк: Отказались потому, что не умели их воплощать в жизнь. Только Россия имеет необходимый технический и эксплуатационный опыт в гражданской атомной судовой энергетике.

Сегодня ряд стран, включая Россию, ставят задачу освоения шельфа северных морей. Для ее решения в этом районе надо иметь базы. База — это энергия. А где ее взять? ПАТЭС — самый оптимальный вариант.

В большой энергетике атомным станциям альтернативы пока нет. Что касается экологической безопасности, то это спорный вопрос. Например, ветряки излучают мощный инфразвук, который может влиять на здоровье человека. Когда это открытие было сделано, ветряки стали строить подальше от людей — в пустынях, в море. А вы знаете, сколько химических реагентов требуется для производства солнечных батарей? Так что использование солнечной энергии абсолютно экологически чистым тоже не назовешь.