Фруктовый компот может быть радиоактивным

Фруктовый компот может быть радиоактивным

Майкл Вайнс,
New York Times, США

12 сентября 2002

В Москве настало плохое время — период радиоактивных продуктов
Москва. Хорошие новости для москвичей. По словам Андрея Буянова, «В этом году практически не было выявлено радиоактивных арбузов».
Все правильно. Может быть, это на самом деле хорошие новости. Опять же, могло бы быть хуже. Продающаяся здесь брусника иногда чуть ли не светится в темноте.
В Москве настало плохое время — период радиоактивных продуктов. Или, с другой точки зрения, хорошее время: только за это лето инспекторы московской городской ветеринарной службы конфисковали тонны фонящей брусники, голубики и практически несуществующих арбузов. При этом нужно учитывать, что время клюквы и грибов еще не пришло.
При таких темпах, говорит г-н Буянов, дружелюбный, стриженный «под ежик» заместитель руководителя службы, вес конфискованного товара может превзойти прошлогодние 7000 килограммов на 10 процентов. В свою очередь, в прошлом году было конфисковано больше, чем в позапрошлом.
Г-ну Буянову не нравится такой растущий улов радиоактивных фруктов и ягод. Однако этот улов позволяет предположить, что он и его инспекторы выполняют свою работу, заключающуюся в перехвате богатых цезием и стронцием продуктов до того, как они окажутся на одном из 69 расположенных под открытым небом продуктовых рынков Москвы.
Если кто-то поинтересуется, почему Москва нуждается в инспекторах, проверяющих пищу на радиоактивность, то ответ весьма прост: город находится всего в 660 километрах от украинской Чернобыльской атомной электростанции, которая в апреле 1986 года в результате взрыва одного из своих реакторов выбросила в воздух такое количество изотопов, которое выделилось в результат взрыва бомбы в Хиросиме.
Если кто-то поинтересуется, почему эта задача возложена на ветеринарную службу, то ответ также весьма прост: потому что кроме брусники и грибов инспекторы постоянно следят за радиоактивной говядиной и свининой.
Чтобы не вызывать тревогу, необходимо сказать, что бакалейные товары в Москве абсолютно не опасны в плане радиации (за одним исключением, о котором будет сказано позже), благодаря бдительности инспекторов, проверяющих пищу на радиоактивность. Даже если бы завтра они все исчезли, россияне все равно могли бы свободно продолжать есть то, что они захотели бы (за некоторыми исключениями, о которых речь идет ниже).
Проблемы главным образом возникают с тем, что директор городской ветеринарной лаборатории Ирина Розанова называет лесной продукцией — с грибами, ягодами и другими деликатесами, которые собираются на природе местными жителями, желающими пополнить свои доходы.
Качество продуктов, выращиваемых на фермах и фабриках, легко может быть проконтролировано. С лесными продуктами дело обстоит не так. «Обычно посредники покупают продукцию в разных местах и затем везут все это на рынок, — говорит г-жа Розанова. — А на вопрос, откуда товар, продавец просто называет один из недалеких от Москвы регионов».
Демонстрируя опасность, представляемую торговцами лесных продуктов, г-жа Розанова открыла лабораторную банку и достала оттуда подозрительно выглядящий засушенный гриб из Брянской области, российского региона, граничащего с Чернобылем, и проверила его своим дозиметром.
«Содержание цезия превышает допустимую норму в 20 раз», — сказала она.
Цезий-137 легко поглощается организмом, а его период полураспада равен 30 годам. Грибы имеют тенденцию накапливать в себе цезий, говорит г-жа Розанова, придавая таким образом новый смысл термину «грибное облако».
Так сложилось, что россияне очень любят дикие грибы. Не меньше любят они голубику, клюкву и бруснику.
Поэтому представители ветеринарной службы работают в небольших лабораториях на всех 69 городских рынках. Ручными сканерами и более сложными приборами они проверяют на радиоактивность каждый ящик и каждый мешок продуктов, провозимых на территорию рынка.
В случае подозрения в радиоактивном заражении продукты направляются в лабораторию г-жи Розановой на окончательную проверку, затем, если подозрения оправдываются, они передаются в подразделение, отвечающее за уничтожение зараженной продукции.
Сезон радиоактивной продукции длится с июня по октябрь. Сначала идут голубика и брусника, созревающие вначале на Украине и в Белоруссии, а затем и в России. Примерно в нынешнее время начинают появляться грибы. В октябре наступит время клюквы.
Г-н Буянов и его инспекторы в этом сезоне перехватили около 160 поставок радиоактивных продуктов. «На рынке никто ничего не продаст без проверки на радиоактивность, — говорит он, — на рынках, где нет лаборатории, продажа пищевых продуктов запрещена».
Все это говорит в пользу плотной, герметичной системы контроля. Есть одно существенное исключение: замотанные в платки беззубые старушки, незаконно продающие дары леса на сотнях точек на центральных улицах, обочинах и на станциях метро. «Мы не занимаемся ими, — отмечает г-н Буянов. — Лучше покупать на рынке, где все проверено».
Однако даже закаленные москвичи не могут сопротивляться, когда покрытая морщинами бабушка пытается поддержать своих внуков, продавая фрукты. Поэтому, соответственно, они их покупают. Только не покупайте бруснику. Вы же не знаете, откуда она.