ЧАСТЬ V. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПЛАВУЧЕЙ АЭС

ЧАСТЬ V. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПЛАВУЧЕЙ АЭС

Эксплуатация плавучих АЭС ставит перед мировым сообществом неожиданные вопросы усиления опасности распространения ядерного оружия и ядерного терроризма.

Глава 11.Плавучая АЭС — привлекательный объект ядерного терроризма

Реакторная установка типа КЛТ-40С работает на высокообогащенном уране (36% и 47% по U235), который без особой дальнейшей переработки можно использовать для создания ядерного взрывного устройства атомной бомбы. Известно, что 25 кг U235 достаточно для создания ядерного боеприпаса. Если же использовать более совершенные и доступные технологии , то для создания атомной бомбы достаточно всего 3-х кг U235 с обогащением в 20%. Только в одном реакторе ПАЭС содержится, таким образом, расщепляющийся материал, достаточный для создания многих десятков атомных бомб!

Добавим к этому, что после начала работы реактора КЛТ-40С в нем быстро накапливается большое количество плутония, которого для создания атомной бомбы требуется в несколько раз меньше, чем U235.

Декларированные Минатомом России условия поставки за рубеж плавучей АЭС по принципу «проектирую, строю, привожу, эксплуатирую, увожу» исходят из того, что ПАЭС является собственностью России. Все возможные контракты на такие поставки должны предусматривать и вопросы защиты этой собственности и прав собственника, учитывая при этом требования Российского законодательства по вопросам обеспечения физической защиты объектов атомной энергии и контроля над нераспространением ядерных материалов.

Известно, как сложно (если возможно вообще) защищать крупное судно от нападения извне. Физическая защита станции потребует содержать значительную военизированную охрану, то есть предусматривать участие военно-морских сил России). Но даже и при этом практически невозможно обеспечить абсолютную защиту станции со стороны ее подводной части от торпедного удара или от подводных диверсантов, а на поверхности — от ракетно-бомбового удара.

В случае захвата ПАЭС в руки преступников попадает значительное количество высокообогащенного урана (ВОУ), с одной стороны, и, что может быть еще более опасно, они получают невиданный шанс для ядерного шантажа.

Известно, что именно пиратский захват транспорта с ураном в Средиземном море в 1968 году обеспечил развитие израильской программы создания атомной бомбы: через пять лет после захвата урана у Израиля уже была атомная бомба (Куркин, 1989, с. 205).

«Не исключена возможность и использования таких захваченных материалов (с АЭС, — авт.) для создания простейших ядерных взрывных устройств с целью проведения диверсионных и террористических актов, шантажа и вымогательства» Газета «Правда», 25 сентября 1986 года (Куркин, 1989, с. 207).

Распространение по миру ПАЭС, каждая из которых содержит готовый материал для десятков атомных бомб в виде обогащенного урана оружейного качества, позволит повторить этот сценарий с большей легкостью и эффективностью. Захватившим уран с плавучей АЭС террористам не потребуется 5 лет. По экспертным оценкам, с такого рода ураном, который будет у них в распоряжении, достаточно нескольких месяцев для создания атомной бомбы.

Ниже сформулированы основные недостатки, допущенные разработчиками проекта с точки зрения к обеспечения физической защиты ПАЭС:

  • не предполагается обязательное ограждение зоны акватории (как подводной, так и надводной части): «…акватории (возможно ограниченная защитными молами/ограждающими дамбами)…». Достаточность же технических средств охраны в отсутствии физических барьеров не обоснована.
  • непосредственную охрану объекта предусмотрено осуществлять силами ведомственной охраны, которая базируется на территории береговой технологической площадки и формируется из числа местных жителей г. Певека. Нет сведений о специальной, связанной со спецификой объекта, подготовке штата охраны и, в частности, о возможном наличии в штате группы водолазов-профессионалов, обеспечивающих охрану (хотя бы путем периодических проверок) подводной части ПЭБ.
  • констатируется, что автоматизированная система службы безопасности может (по совместительству) выполнять отдельные функции (без конкретизации последних) для представительства Кризисного центра концерна «Росэнергоатом». Однако анализ приведенного состава системы не позволяет сделать вывод о возможности совмещения каких-либо ее функций с функциями защиты ПАЭС. Для такого совмещения Кризисный центр должен располагаться на территории самой станции. При общей тенденции к снижению численности персонала (в том числе, с целью повышения безопасности объекта) размещение на площадке ПАЭС дополнительных производственных мощностей не обосновано. Кроме этого, нет сведений о характере выполняемых Кризисным центром работ.
  • при описании системы физической защиты (СФЗ) раскрыты только принципы организации защиты от различного вида нарушителей (читай — террористов). Однако физическая защита объектов использования атомной энергии предполагает и защиту от несанкционированного перемещения радиоактивных веществ (РВ) и ядерно-делящихся материалов (ЯДМ). Эта сторона СФЗ фактически не описана (кроме средств телевизионного наблюдения во внутренних помещениях ПАЭС).
  • в материалах проекта отсутствуют сведения об организации физической защиты при перегонах ПЭБ, например, в ремонтную кампанию, в соответствии с требованиями обеспечения физической защиты при транспортировании РВ, ЯМ и РАО (при этом к последним могут быть отнесены «зараженные» элементы оборудования, оснастки и т.д.).
  • в качестве нормативного обеспечения проекта СФЗ используется «Положение об обеспечении физической защиты судов с ядерными энергетическими установками и атомно-технологического обслуживания. РД.31.21.16-95», которое согласно шифру документа относится к руководящим документам Минобороны России. Вызывает сомнение правомерность его распространения на объект гражданского назначения.

Предусматривается буксировка от г. Санкт-Петербурга до г. Певека по морям с открытым (надводным) и скрытым (подводным) судоходством готовой к работе ПАЭС, смонтированной на «безмоторном» судне. Эта операция является опасной и недопустимой, т.к.:

  • возможны диверсионные акты с целью хищения ТВС с ядерным топливом, обогащенным изотопом U235 по весовому содержанию до 36% и 47%, или организации ситуаций с неблагоприятными последствиями для людей, сопровождающих ПАЭС по маршруту буксировки. Этому способствует ущербность положения п. 1.2.9 ОПБ-88/97. В соответствии с этим положением физическая защита ЯДМ возлагается на эксплуатирующую организацию, которая не имеет своих собственных вооруженных подразделений. В связи с этим должно быть инициировано принятие Правительством РФ Постановления о мерах по защите ПАЭС от диверсий при строительстве, испытаниях, буксировке и эксплуатации ее вблизи г. Певека.
  • на ПАЭС ЯДМ в свежих ТВС будет сосредоточен в реакторах и хранилище в количестве, достаточном для изготовления многих десятков несложных ядерных взрывных устройств. Для исключения его хищения потребуется более тщательное, массированное охранение военно-морскими силами РФ буксируемого безоружного плавсредства с ПАЭС.

Проектировщики фактически проигнорировали необходимость создания эффективной системы физической защиты ПАЭС против возможных террористических атак. По всей вероятности. Это сделано не случайно, — невозможно надежно защитить ПАЭС от террористического нападения. ПАЭС — в случае их распространения по миру, — окончательно сделают бессмысленным режим нераспространения ядерного оружия. С их появлением в моря расщепляющийся материалы станут многократно более доступны.