7 мифов о Чернобыле

7 мифов о Чернобыле

Миф первый:
Катастрофа породила сотни мутантов

- Сразу же после аварии тысячи беременных украинок и белорусок бросились делать аборты, потому что боялись родить мутантов. В 1998 году на экраны вышел британский фильм «Игорь — ребенок Чернобыля» о мальчике с деформированными конечностями. По мнению авторов фильма, подобные аномалии развиваются у миллионов детей, проживающих на зараженных территориях. Директор белорусского Института радиационной медицины Владислав Остапенко в одном из интервью говорил, что из-за взрыва в Белоруссии ежегодно 2,5 тыс. детей рождаются с генетическими дефектами.

- Это ложь. Тяжелые генетические дефекты у человека наблюдаются в любых популяциях и в любое время. Обычно их несколько процентов. Однако при дозах до 0,1 Зв (зиверт — это единица дозы излучения, принятая в системе радиационной защиты), полученных большинством населения в Чернобыле, ни одного генетического дефекта не возникло! Не зарегистрировано также ни одного случая лейкоза — самого чувствительного к радиации вида рака. Кстати, дозы того же порядка получают пациенты при современных методах лучевой диагностики. Минимальной дозой, после которой могут проявляться первые признаки расстройства здоровья у человека, является 0,2 Зв. Даже у потомства жителей Хиросимы и Нагасаки, которые более 50 лет назад за доли секунды получили гораздо более высокие дозы радиации (до 1 Зв), генетических отклонений до сих пор не отмечено. Во время японской трагедии в основном заболели те, кто получил более 1 Зв. Главная беда чернобыльцев — не радиация, а постоянный стресс.

Миф второй:
Рак губит детей

- Официально было зарегистрировано 1800 случаев заболевания раком щитовидной железы у детей. Это-то связано с радиацией?

- Эти дети пили молоко коров, которые паслись на радиоактивных «кладбищах». Но, к счастью, рак щитовидки хорошо лечится, и все эти уже повзрослевшие люди живы.

Миф третий:
Тысячи умерли от лучевой болезни

- За 16 лет назывались разные цифры погибших вследствие чернобыльской катастрофы: от 30 до 800 тысяч человек! И еще 3,5 млн. якобы тяжело болеют из-за воздействия радиации. На самом деле известно, сколько жизней унес взрыв?

- У 134 человек была зарегистрирована острая лучевая болезнь. Из них 28 умерли в первые два месяца после аварии. И за все последующее время от разных причин умерли еще 14. И это все! Если бы Чернобыль нас убивал, то за 16 лет число онкологических заболеваний должно было бы стремительно возрасти, превысив средние показатели за прошлые годы на десять — двадцать тысяч случаев ежегодно. Но до сих пор у онкологов России, Украины, Белоруссии не случались такие «авралы».

Миф четвертый:
Мутировать будут и праправнуки

- Есть популярные утверждения, что мутации передадутся через несколько поколений…

- Когда в 1927 году изучили ионизирующее излучение, все были потрясены ужасными перспективами для человечества. Первые же эксперименты на мухе-дрозофиле показали огромное количество наследуемых мутаций даже при самых небольших дозах радиации. Но ни бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, ни радиоактивные аварии на Южном Урале при дозах до 1 Зв, ни тем более в Чернобыле не показали, что у пострадавших зарегистрированы случаи наследственных заболеваний. Ни в первом, ни во втором поколениях.

- А если в четвертом или пятом?

- Для такого вывода нет никаких научных предпосылок.

Миф пятый:
Пострадавшим не хватает денег

- Выходит, что все вранье о чернобыльской трагедии сводится просто к деньгам? Ведь до сих пор на Украину стекаются миллиарды долларов и рублей и из России, и с Запада.

- Дело в том, что чернобыльская ситуация должна быть приравнена к любому другому серьезному стихийному бедствию, как наводнение или пожар с выплатой денег пострадавшим ОДИН РАЗ. Нужно снять с практически здоровых людей ярлык радиационных жертв и вернуть их к нормальной трудовой жизни. В противном случае будут считаться такими же жертвами дети, родившиеся в 1986 — 1987 годах. А если следовать подобной логике, то и последующие поколения будут вправе требовать льгот. Но ведь погорельцев, семьи погибших шахтеров никто не содержит всю жизнь.

Миф шестой:
АЭС нужно закрывать

- «Зеленые» во всем мире требуют закрыть АЭС. Может быть, они правы?

- В XXI веке нет альтернативы развитию атомной энергетики, потому что природные запасы нефти и угля близки к истощению. Кроме того, в угольной промышленности мы теряем людей каждый год (!) во много раз больше, чем погибло во всем Чернобыле. Мы все дышим угольной пылью, из-за чего возникают заболевания раком. Вы только представьте, что во время сжигания миллиона тонн каменного угля в атмосферу выбрасывается огромное количество ядовитых веществ — 20 тыс. тонн пыли, 25 тыс. тонн оксида серы, 6 тыс. тонн оксидов азота и 2 тыс. тонн оксида углерода. И мы этим дышим!

В то же время АЭС при выработке такого же количества электроэнергии вырабатывает только 30 тонн радиоактивных отходов, которые надежно захоранивают или подвергают дальнейшей переработке без ущерба для здоровья людей.

Миф седьмой:
Радиофобия сводит с ума

- Многие люди после катастрофы купили дозиметры и теперь носят их с собой, проверяя качество продуктов и даже воздух, которым они дышат. Так в ХХ веке появилась новая болезнь — радиофобия?

- В основе радиофобии лежит лживая информация со стороны административных органов, подкрепляемая малограмотностью «специалистов» от радиационной медицины, которую печатают СМИ. Ведь радиационная доза, которую получили чернобыльцы, немного превышает природный радиационный фон, при котором человечество прекрасно проживает уже миллиарды лет. Средний радиационный фон на планете, включая Россию, 2,4 миллизиверта в год (мЗв — это тысячная доля зиверта). А есть области в Индии, США, где люди живут при естественном фоне, превышающем эти цифры в десятки раз! И ничего. Естественный фон образуется за счет содержащихся в почве и скальных грунтах радиоактивных элементов, а также за счет космического излучения.